?

Log in

No account? Create an account

guslyanka

круговая оборона и порука


Previous Entry Share Next Entry
Российские миллионщики
Я-хиппи
guslyanka



Нобели

60 млн рублей

машиностроение, нефть

Эту династию основал шведский изобретатель-неудачник Эммануэль Нобель, бежавший в 1833 году в Россию от долговой тюрьмы. Созданные им в Петербурге два машиностроительных завода (первый — в кредит) выпускали продукцию для военно-морского ведомства — в частности, канонерские лодки и морские мины, изобретенные самим Нобелем. После окончания Крымской войны, когда поток военных заказов иссяк, Нобель-старший с трудом расплатился с кредиторами и вместе с сыновьями Альфредом и Эмилем вернулся в Швецию. (Альфред — сам изобретатель — основал позже знаменитую Нобелевскую премию.) Российскую компанию возглавил его сын Людвиг (1831–1888) — предприниматель-интеллектуал, изучавший геологию, политэкономию и владевший пятью языками. В начале 1870-х его младший брат Роберт заинтересовался нефтедобычей в Баку. В 1879 году братья создали товарищество «Братья Нобель» («Бранобель»), которое потеснило с рынка главного поставщика керосина в Россию — Standard Oil. Братья построили 13 заводов, первые в России нефтепроводы и нефтехранилища и первые в мире танкеры. Газеты писали, что благодаря техническим новшествам Нобелей «русский керосин так подешевел, что стал доступен каждой деревне». После смерти Людвига нефтяное дело возглавил старший сын Эммануэль, а машиностроительную компанию в Петербурге — младший Карл. В 1918-м все Нобели покинули Россию.

Н.А. Второв

свыше 60 млн рублей

торговля, промышленность, банки

Николая Александровича Второва называли «сибирским американцем» и «русским Морганом» за деловую хватку, умение разрешать сложные конфликты и сказочное богатство. Сын иркутского купца 1-й гильдии унаследовал вместе с братом 13,6 млн рублей и в 1897-м перебрался в Москву. Став единоличным владельцем торгового товарищества «А.Ф. Второва сыновья», он десятками скупал компании и банки. Ему принадлежали акционерное общество «Поставщик» (военные заказы), Московский промышленный банк и Донецко-Юрьевское металлургическое общество. Кроме того, Второв, как сказали бы сейчас, «инвестировал в создание новых производств». Им были основаны первые в России фабрики химических красителей, завод «Электросталь», Московское товарищество автомобильного завода «АМО» (совместно с Рябушинскими, ныне ЗИЛ). В годы Первой мировой синдикаты Второва перешли на военные заказы, принеся промышленнику сверхприбыли. После Октября 1917 года, по утверждению ряда историков, Второв выразил лояльность новой власти, но в мае 1918-го был убит при невыясненных обстоятельствах. В московском особняке Второва разместилась резиденция американского посла («Спасо-Хауз»).

Морозовы

свыше 44 млн рублей

текстильная промышленность, торговля

Все представители этой крупнейшей династии текстильных фабрикантов были старообрядцами. Они обходились без привлечения иностранного капитала и без долгов. Основатель семейного дела крепостной крестьянин Савва Васильевич Морозов начинал в 1790-х с капитала в 5 рублей (приданое жены), а в 1820-м выкупил себя и сыновей из крепостной зависимости за 17 000 рублей ассигнациями. К началу ХХ века текстильная империя Морозовых состояла из четырех основных компаний. Две из них, Никольская и Богородско-Глуховская, занимали верхние строчки в рейтинге текстильных фирм России. Самый известный из клана — Савва Тимофеевич Морозов (1862–1905) возглавлял товарищество Никольской мануфактуры и занимался меценатством (в частности, поддерживал МХАТ). За попытку привлечь рабочих к управлению и участию в прибылях в 1905 году, а также за «связь с социалистами» был отстранен матерью Марией Федоровной — главной пайщицей и распорядительницей отцовского капитала — от управления фирмой и, по одной из версий, покончил с собой, а по версии семьи, был убит бльшевиком Красиным ради страховки, подаренной актрисе-большевичке Андреевой (в предсмертной записке Савва указал и имя убийцы:"Долг платежом Красин".

Поляковы

49,5 млн рублей

железные дороги, торговля, банки, недвижимость

Царский указ 1859 года, разрешавший определенным категориям евреев покидать черту оседлости, открыл перед сыновьями оршского кустаря Соломона Полякова путь к богатству. Но не давал прав на баронский титул. Старший Яков (1832–1909) особых успехов не достиг, чего не скажешь о Самуиле и Лазаре. Самуил Поляков (1837–1888), разбогатев на винных откупах (перепродаже прав на торговлю алкоголем), все деньги вкладывал в строительство железных дорог. Кипучая деятельность «железнодорожного короля России», построившего в конце XIX века почти четверть ее дорог, вызывала восхищение одних и раздражение других. Для нейтрализации критики в свой адрес магнат не скупился на благотворительность. В 1860–1870 годах он являлся учредителем, концессионером и владельцем девяти частных железных дорог, кавалером многих орденов, но умер, так и не став бароном. Зато оставил наследство в 31,4 млн рублей. Наиболее преуспел младший Поляков — Лазарь, сконцентрировав усилия в банковском секторе. В финансовую империю входили десятки банков и компаний, а ее хозяин стал одним из самых известных людей России, в том числе благодаря финансовым скандалам. Он отбивался от критиков с помощью благотворительных акций. Получил множество высших орденов империи (которыми купцы, тем более евреи, обычно не награждались), но бароном так и не стал. В начале 1900-х Полякову было уже не до этого — нужно было спасать от банкротства дело, имевшее многомиллионный долг казне.

Вогау

41 млн рублей

торговля, промышленность, банки

Старт бизнес-карьере немецкого дворянина Максимилиана (Максима) фон Вогау дала удачная женитьба — спустя 12 лет после его приезда в Россию на начинающего коммерсанта положила глаз дочь текстильного фабриканта Рабенека. В 1840 году вместе с братьями Фридрихом (1814–1848) и Карлом (1821–1870) Вогау открыл в Москве торговлю «химическими и колониальными товарами». Сделав состояние на продаже чая, братья Вогау начали активно инвестировать в промышленность и банковское дело. К 1917 году семейное предприятие «Вогау и Ко», которое возглавлял сын основателя фирмы Гуго (1849–1923), разрослось в крупнейший в стране многопрофильный концерн. Вогау владели металлургическими заводами на Урале, монопольно торговали медью, имели интересы в цементном, сахарном, текстильном, угольном бизнесе и продолжали торговать чаем.

С началом Первой мировой войны фирме пришлось свернуть деятельность (5 из 8 членов правления были немецкими подданными). Оставшийся в СССР сын последнего руководителя фирмы, крупный радиотехник профессор Максим Марк (1895–1938), в годы «большого террора» был расстрелян за «шпионаж в пользу Германии».

Б.А. Каменка

около 40 млн рублей

банки

Личность дореволюционного Бориса Абрамовича была окутана туманом слухов и мифов. Заметный след в отечественной истории оставил племянник банкира — профессор-юрист, видный член партии кадетов и один из ее крупнейших спонсоров Август Каменка (Каминка). А о его дяде практически не сохранилось никаких сведений — кроме завистливых свидетельств современников о каменковских миллионах. Известно лишь, что Каменка занимался финансовыми операциями в Таганроге, а в 1903 году объявился в столице, где стал стремительно укреплять свои позиции в финансовых кругах. С 1910 года до самой войны Каменка возглавлял Азовско-Донской банк, который при нем превратился в четвертый по величине коммерческий банк страны (с основным капиталом 50 млн рублей и балансом в полмиллиарда). Кроме того, банкир активно участвовал в деятельности Еврейского колонизационного общества, созданного для организации переселения евреев в Америку. В 1917 году переселиться пришлось самому Каменке — во Францию.

Половцовы

30 млн рублей

банки, промышленность

Основа одного из крупнейших российских состояний была заложена в начале XIX века последним придворным банкиром империи — выходцем из Германии Людвигом Штиглицем. Разбогатев на торговых операциях в период войны 1812 года, он получил баронский титул и оставил сыну Александру Людвиговичу (1814–1884) состояние 18 млн рублей серебром.

Александр участвовал в переговорах о получении Россией иностранных займов и активно занимался предпринимательством — основал несколько фабрик, построил Петергофскую железную дорогу, состоял в правлениях многих компаний и банков. В 1860 году, нажив более чем 70-миллионное состояние, Штиглиц перешел на госслужбу — был назначен первым управляющим Государственного банка России. К концу жизни его состояние уменьшилось почти вполовину, но все равно наследники во главе с приемной дочерью Надеждой Михайловной Половцовой (женой государственного секретаря Александра Половцова) получили около 20 млн рублей.

Половцова вложила большую часть полученного наследства в покупку Богословского горнозаводского округа на Урале, находившегося в кризисном состоянии. В 1895 году супруги Половцовы образовали акционерное Богословское горнозаводское общество. В 1901 году в связи с экономическим кризисом положение компании ухудшилось. Итог: к 1913 году компания перешла под контроль банков (в частности, Азовско-Донского) и сторонних акционеров.

Рябушинские

25–35 млн рублей

торговля, промышленность, банки

Основатель династии крестьянин-старообрядец Михаил Яковлев (1787–1858) в 12 лет перебрался из Калужской губернии в Москву, где начал торговать вразнос. Еще до совершеннолетия, сменив фамилию на Ребушинский (по названию слободы), он владел собственной лавкой, а умер «миллионщиком». Его сын Павел Михайлович (1820–1899), сменивший в фамилии одну букву, стал крупнейшим текстильным фабрикантом. От второго брака у него было 16 детей, в том числе 8 сыновей, которым отошло по наследству 20 млн рублей. Пятеро — Сергей, Владимир, Степан, Михаил во главе с Павлом Павловичем продолжили семейное дело. К началу Первой мировой войны в группу Рябушинских входили мануфактуры, земельные угодья, банки. Банкирский дом Рябушинских первым в России начал публиковать ежегодные балансы и отчеты. Рябушинские вложили деньги в Московское товарищество автомобильного завода «АМО» (ныне ЗИЛ), Рыбинский машиностроительный завод и Механический завод в Филях (ныне ГНПЦ им. Хруничева). Павел со временем увлекся политикой. Он выступал за невмешательство государства в хозяйственную деятельность. Принял Февральскую революцию, а после разгрома корниловского мятежа эмигрировал вместе с братьями во Францию.

Н. Н. Коншин

25 млн рублей

торговля, текстильная промышленность

Семейство серпуховских купцов Коншиных было известно с ХVIII века. Николай Николаевич Коншин вместе с братьями получил в наследство 2,3 млн рублей; старшему Ивану и младшему Максиму досталось по фабрике, а Николаю — земельные участки в Калужской губернии. И все-таки именно он возглавил семейное дело. Иван тоже разбогател, закупив огромные партии хлопка накануне Гражданской войны в США (когда цена на него резко подскочила), но оставленные им жене 10 млн рублей та употребила на благотворительность. В 1870-х, когда хлопок поставлялся в Россию из Америки и Индии, Николай Коншин обратил внимание на Среднюю Азию, заведя в Туркестане первые плантации и построив там хлопкоочистительные заводы. К 1917 году его серпуховские фабрики превратились в огромный комплекс, уступавший только двум главным мануфактурам Морозовых.

А.К. Алчевский

от 12 млн до 30 млн рублей

торговля, промышленность, банки

Сын мелкого сумского бакалейщика начал собственный бизнес в 25 лет в Харькове, открыв в кредит чайную лавку. Его возвышению помогла дружба с управляющим местной конторой Государственного банка Иваном Вернадским — отцом ученого Владимира Вернадского. За 40 лет Алексей Кириллович Алчевский (1835–1901) создал крупнейшие горнопромышленные предприятия в Донбассе и банки, в том числе одно из первых в стране Общество взаимного кредита, а в 1871-м — первый российский акционерный ипотечный банк (Харьковский земельный). В 1901 году, когда Россия переживала острейший экономический кризис, Алчевский, задолжавший казне и кредиторам 19 млн рублей, просил правительство о ссуде и, получив отказ, бросился под поезд. Часть его предприятий была ликвидирована, а другая перешла в чужие руки (в частности, к Рябушинским).

Гинцбурги

более 25 млн рублей

торговля, банки, золотодобыча, сахарная промышленность

Для трех поколений потомков немецких и польских раввинов Россия более века была «золотым дном». Начало династии положил сын витебского раввина Евзель Гинцбург (1812–1878), разбогатевший на торговле и винных откупах. Перебравшись в столицу, он с сыновьями Горацием и Урием основал банкирский дом «И.Е. Гинцбург» с филиалом в Париже. Благодаря связям с крупнейшими финансистами Европы (Гинцбурги породнились с самими Ротшильдами), банк к 1860-му стал одним из крупнейших в России. Его глава Гораций Гинцбург инвестировал в страховое дело, золотые прииски, железные дороги, пароходство, сахарные заводы. Банкиру удалось то, чего не смогли его конкуренты Поляковы, — получить баронский титул. После 1892 года, когда правительство отказалось поддержать оказавшийся в долгах банк и ввело в нем временную администрацию, Гинцбурги потеряли интерес к банковскому делу и переключились на золотодобычу. Гораций Гинцбург возглавил, а затем установил контроль над богатейшим Ленским золотопромышленным товариществом. Эстафету подхватили сыновья Горация — Александр, Альфред, Владимир и Давид. Под контролем семейного клана находилось около десятка крупных компаний — в основном горнодобывающих. После ленского расстрела 1912 года все правление компании ушло в отставку — так закончился золотой век Гинцбургов, в 1917 году покинувших Россию.

Кнопы

15–20 млн рублей

торговля, текстильная промышленность

Ходившая в России поговорка «Где церковь, там и поп, где фабрика — там и Кноп» отражала объективную реальность: основатель торгового дома «Л. Кноп» был пайщиком более 100 предприятий.

В Россию немец Людвиг Кноп, позднее ставший Львом Герасимовичем Кнопом, приехал в 1839 году как сотрудник британской текстильной фирмы. Оставшись в Москве, он быстро освоился в местных деловых кругах — по отзывам современников, «благодаря своему желудку и способности пить, сохраняя полную ясность головы». Преодолевая английские таможенные барьеры на вывоз текстильных машин в Россию, Кноп смог оснастить новейшей импортной техникой более сотни российских мануфактур (в том числе Морозовых и Коншиных). Оплату за посреднические услуги он брал не наличными, а паями фирм-покупателей, в результате став пайщиком ведущих текстильных компаний. Сколотив приличный капитал, Кноп в 1857 году основал крупнейшую в стране Кренгольмскую мануфактуру под Нарвой — по мнению многих, лучшую в Европе. Благодаря этому «хлопчатобумажный король» мог держать монопольные цены на пряжу. После его смерти дело продолжили сыновья Андрей и Федор, при которых отцовское состояние значительно сократилось.

Кениги

свыше 21 млн рублей

сахарная и текстильная промышленность, сельское хозяйство

Основатель династии украинских сахарозаводчиков и петербургских текстильных фабрикантов Леопольд Егорович Кениг (даты жизни неизвестны) в 1874 году начал скупать земли в Харьковской губернии (13 500 десятин лесных и сельхозугодий), а позже приобрел сахарный завод князя Голицына. К началу Первой мировой войны сыновья Кенига Александр, Фридрих, Юлий и Карл владели одним из крупнейших торговых домов «Л.Е. Кенига наследники» в Петербурге (основан в 1904-м), в состав которого входило более десятка предприятий — сахарные заводы, кирпичные и лесопромышленные фабрики, мельницы, конный завод и другие. Пятый брат Леопольд владел крупной Екатерингофской мануфактурой. Леопольд был известен своими прогрессивными воззрениями на «союз труда и капитала», создал общежитие, больницу и читальню для рабочих, а их детей обеспечил бесплатным обучением в Нарвском училище Императорского Русского технического общества.

Г.Г. Солодовников

21 млн рублей

торговля, недвижимость, банки

Крупнейшего московского купца и домовладельца, владельца универсального магазина «Пассаж» на Кузнецком мосту можно было бы назвать русским Карнеги — имея в виду легендарного американского предпринимателя и филантропа. По завещанию Гаврилы Гавриловича Солодовникова более 95% его многомиллионного наследства пошло на общественные нужды, а родственникам остались сущие крохи. Начал он мальчиком на побегушках в деле отца, торговавшего мануфактурой на украинских ярмарках. Получив вместе с четырьмя братьями скромное наследство, Солодовников перебрался в Москву, где и смог развернуться как следует — к 20 годам купец 1-й гильдии, к 30 — потомственный почетный гражданин, а к 40 — миллионер. Так и не научившись сносно писать, купец пожертвовал огромные суммы на строительство театров (в том числе нынешний Театр оперетты) и Московской консерватории: на церемонии ее закладки с криком «Да будет музыка!» Солодовников бросил в бетон 200 серебряных рублей.

Балашовы

свыше 15 млн рублей

землевладение, промышленность

В отличие от многих «братьев по классу» этот старинный дворянский род отлично вписался в новые капиталистические отношения и даже приумножил родовое богатство.

К началу ХХ века обер-егермейстер и член Государственного совета Николай Петрович Балашов с сыновьями Петром и Игорем обладал одной из крупнейших в стране земельной собственностью — 526 000 десятин земли. При цене одной десятины 30 рублей золотом (в 1906–1913 годах) Балашовы могли бы жить припеваючи и не включаясь в бизнес. Однако отец и сын владели еще десятком предприятий в разных частях страны — Симским горным округом на Урале, заводами, винокурнями и пивоварнями, лесопилками, соляными промыслами. Петр Балашов (1871–1927) по примеру отца успевал заниматься и политикой — был членом 3-й и 4-й Государственной думы, где возглавлял фракцию националистов и последовательно поддерживал Столыпина. Младший брат Игорь больше времени уделял меценатству на посту вице-президента Общества поощрения художников. В октябре 1917 года Балашовы, успев напоследок раздать друзьям запасы своих бесценных винных складов в Петербурге, эмигрировали.

Н.А. Терещенко

свыше 15 млн рублей

торговля, производство сахара, землевладение

Крупнейший украинский сахарозаводчик и меценат занялся бизнесом, разменяв пятый десяток. До этого сын бедного украинского казака преуспел на административном поприще — служил бургомистром, а затем городским головой родного Глухова Черниговской губернии. Скопив за годы небольшой капитал, Николай Артемьевич Терещенко (1819–1902) в 1861 году вместе с зятем Богданом Ханенко основал сахарный завод в Курской губернии. Спустя 20 лет Терещенко с братьями Федором и Семеном владел уже несколькими заводами и землями в разных губерниях. Главным ноу-хау перебравшихся в Киев братьев Терещенко стала скупка и реконструкция убыточных старых заводов дворян, не способных после реформы 1861 года эффективно управлять своей собственностью. К началу ХХ века товарищество «Братья Терещенко» стало крупнейшим в отрасли. Известность Терещенко принесла его филантропическая деятельность — только в Киеве сахарозаводчик потратил на благотворительные цели (например, создание «второй Третьяковки» — Музея русского искусства) более двух миллионов рублей.

Гукасовы

около 15 млн рублей

нефть, банки, судостроение

Армянские нефтезаводчики Павел Осипович (1858–?) и Абрам Осипович Гукасовы (Гукасяны) (1872–1969) происходили из купеческой семьи, получили прекрасное образование и сделали состояние на нефтяных промыслах в Баку. Павел занимал руководящие должности в 13 российских компаниях, а его брат (дважды доктор наук, геолог и философ) — в семи. Кроме того, Абрам Гукасов, с 1899 года представлявший в Лондоне «Каспийское товарищество», основал в Англии судостроительную фирму. Третий брат, Аршак, «решал вопросы» с рабочими — участвовал в вооруженном подавлении массовых забастовок на нефтепромыслах. Сотрудничая с Ротшильдами и Нобелями, братья в то же стремились потеснить «иностранцев» с Каспия и вместе с Манташевыми, Лианозовыми и Путиловым в 1912 году участвовали в создании международной монополии — холдинга «Русская генеральная нефтяная компания» (РГНК). После избрания Павла Гукасова в Государственный совет нефтезаводчик переехал в Петербург, вошел в ЦК партии прогрессистов, а в 1916 году возглавил крупный Русский торгово-промышленный банк. В 1917 году братья Гукасовы эмигрировали во Францию, где бизнесом занялся как раз Аршак, основавший в Париже крупную компанию по строительству танкеров.

И.И. Воронцов-Дашков

свыше 15 млн рублей

землевладение, промышленность, нефть

Еще один представитель аристократии, одновременно сделавший карьеру в бизнесе и политике. Граф, генерал-адъютант, участник нескольких войн, министр двора, член Государственного совета и личный друг Александра III, Илларион Иванович Воронцов-Дашков, как и Балашовы (с которыми был связан родственными узами), был одним из крупнейших российских землевладельцев (около 485 000 десятин земли) и в то же время удачливым промышленником. К 1914 году он вместе с женой (наследницей столь же древнего рода Шуваловых) владел десятком предприятий, возглавлял сахарные компании, а также организовал — с помощью компании Нобелей — собственное нефтяное дело под Баку. Богатейший землевладелец и промышленник, он составлял проекты экономической реформы, пропагандировал фермерство, доказывал экономическую нецелесообразность общины и инициировал законопроект 1909 года по землеустройству государственных крестьян. После ходынской трагедии член Комиссии по подготовке коронационных торжеств Воронцов-Дашков был отстранен от должностей и с 1905 года служил наместником на Кавказе.

Стахеевы

свыше 13 млн рублей

торговля, промышленность, золотодобыча

До революции трудно было представить себе российский город, в котором не слышали бы о Стахеевых. Купеческая династия Стахеевых была известна в Елабуге с конца XVIII века. Спустя век братья Иван Григорьевич и Василий Григорьевич Стахеевы основали два торговых дома — «И.Г. Стахеев и сыновья» и «В.Г. Стахеев и наследники». Стахеевы практически монопольно владели хлебным рынком Прикамья (торгуя и с Европой), а кроме того, волжскими пароходствами, заводами и фабриками, сибирскими золотыми приисками, нефтяными промыслами, мельницами и сотнями магазинов. Они первыми в России начали торговать автомобилями Форда. Только на благотворительность купцы тратили до 1 млн рублей в год. В 1910 году Иван Иванович Стахеев вместе с хлеботорговцем Прокопием Батолиным и банкиром Путиловым организовали торгово-промышленное товарищество, в годы войны превратившееся в крупнейший в России концерн. В частности, Стахеев перекачивал огромные деньги из казны, получив контракт на поставку хлеба в армию. После эмиграции один из Стахеевых обосновался в Монако, где проиграл миллионное состояние.

А.И. Манташев

свыше 10 млн рублей

нефть

Тифлисский армянин, сын богатого купца Александр Иванович Манташев употребил полученное наследство (более 200 000 рублей) на скупку контрольного пакета крупнейшего в Тифлисе банка, а затем заинтересовался нефтедобычей. В 1899 году он основал торговый дом «А.И. Манташев и Ко» и вскоре стал одним из «нефтяных королей» Закавказья, крупным акционером ведущих нефтяных компаний (в том числе Нобелей). В 1897–1909 годах Манташев финансировал строительство самого длинного в мире 835-километрового нефтепровода Баку — Батум, идею которого предложил великий химик Менделеев. В 1912 году компания Манташева влилась в РГНК (см. статью о Гукасовых). Армяне всего мира по сей день считают Манташева одним из величайших филантропов. На вопрос, почему самое щедрое пожертвование он сделал для армянской церкви в Париже, нефтяной магнат ответил просто: «Это город, в котором я больше всего грешил».

Гарелины

10–15 млн рублей

текстильная промышленность, финансы

Выбрав местом создания своего «капиталистического чуда» Иваново-Вознесенск, основатели старейшей династии текстильных магнатов не подозревали о том, что их ткацкая «столица» со временем станет центром стачечного движения. Крепостной Матвей Гарелин еще в XVIII веке открыл розничную торговлю сукном. В 1828 году представители четвертого поколения Гарелиных братья Никон и Петр выкупили у своих хозяев самих себя (за 25 000 рублей) и землю под свои фабрики в Иванове. Текстильное дело Гарелиных достигло расцвета при представителе пятого поколения Мефодии Никоновиче (1836–1909) и шестого — Александре Ивановиче (1849–1915), чья фирма стала одним из крупнейших производителей ситца в стране. Последний из Гарелиных значительно увеличил состояние ссудой денег под векселя.

Бродские

около 10 млн рублей

торговля, банки, сахарная промышленность

И после революции фамилию крупнейших сахарозаводчиков не забыли, о чем свидетельствует популярная присказка: «Чай Высоцкого, сахар Бродского, а Россия — Троцкого».

Из двух известных семейств, находившихся между собой в родстве, — одесских торговцев и банкиров и киевских сахарозаводчиков и банкиров — больших успехов добились «киевские». Основатель династии Израиль Маркович Бродский (1823–1888) в 1840-х годах начал свеклосахарное дело на Украине. В 1887-м Бродские создали первый в стране сахарный синдикат — Александровское товарищество сахарных заводов, главными собственниками и акционерами которого были они сами. В конце позапрошлого века Израиль Бродский стал миллионером, а к началу ХХ века его дело продолжили и развили сыновья Лев и Лазарь. Лазарь Бродский (1848–1904) состоял в совете крупного столичного банка и правлениях восьми компаний, много занимался благотворительностью (потратил не менее 1 млн рублей). По трагической иронии судьбы «сахарный король» скончался от диабета. К 1912 году Бродские владели 17 заводами. В их интересы входили также мукомольная, пивоваренная, винокуренная и лесобумажная промышленность.

С.Г. Лианозов

свыше 10 млн рублей

нефть

Известность и деньги Степану Георгиевичу Лианозову (1872–1951) принесла не только предпринимательская деятельность, но и политика. Сын бакинского нефтепромышленника в 1907 году основал в Петербурге товарищество «Г.В. Лианозова сыновья», владевшее нефтяными промыслами и заводами в Баку, и занял в нем пост директора-распорядителя (председателем правления был Алексей Путилов). Состоя в правлениях 20 с лишним нефтяных компаний, Лианозов в 1912 году стал одним из организаторов РГНК (см. статью о Гукасовых). После революции он повел борьбу на другом фронте. В Эстонии возглавлял Северо-Западное правительство, созданное Юденичем, а позже в Париже вместе с Рябушинским организовал экономическое общество «Торгпром», объединившее российских предпринимателей, оказавшихся в эмиграции.

А.И. Путилов

свыше 10 млн рублей

банки, промышленность

Родственник знаменитого промышленника и кораблестроителя, основателя «Путиловских заводов» Николая Путилова, начал карьеру в министерстве финансов под покровительством Витте. Так Алексей Иванович Путилов дослужился до замминистра, одновременно возглавив два государственных ипотечных банка. Однако в 1906-м расстался со своими постами — царь нашел его взгляды слишком «революционными». Витте помог своему протеже возглавить полугосударственный Русско-Китайский банк, который Путилов спас от краха, слив его с Северным. Так в 1910 году возник Русско-Азиатский банк, в котором Путилов стал председателем правления и директором-распорядителем. Благодаря ему банк стал крупнейшим в России — контролировал свыше 160 акционерных компаний с общим капиталом более 1 млрд рублей. Зарплата его директора (более 400 000 рублей) почти в 15 раз превышала оклад председателя правительства. Путилов состоял в правлениях еще десятков компаний, а три из них возглавлял. В отличие от Витте Путилов был противником государственного вмешательства в бизнес, а по убеждениям — конституционным монархистом. После Февральской революции он точно предсказал, что вскоре последует («времена Пугачева, а может быть, и еще худшие»).

Смирновы

10 млн рублей

текстильная промышленность

В России начала ХХ века было несколько предпринимательских династий Смирновых, но самыми богатыми были не «водочные», как можно было бы предположить, а «текстильные». Основатель семейного дела крестьянин Василий Смирнов начинал «мастерком» на Никольской мануфактуре Морозовых, но к середине XIX века завел собственную ткацкую мастерскую в родной деревне Ликино Владимирской губернии (ныне Ликино-Дулево). Его сын Алексей Васильевич с супругой Татьяной Яковлевной, происходившей из старинной старообрядческой купеческой семьи, превратили мастерскую в процветающую фабрику — Ликинскую мануфактуру, а в 1911 году — в паевое товарищество, оставив своим наследникам миллионный капитал. Правда, долго наслаждаться свалившимся богатством тем не пришлось — Ликинская мануфактура стала первым промышленным предприятием в России, национализированным декретом новой власти.

Красильщиковы

8,8 млн рублей

текстильная промышленность

Даже в такой патриархальной стране, как Россия, среди предпринимателей редко, но встречались «бизнес-леди» (вспомним «железную купчиху» Морозову). Одной из таких была купчиха 1-й гильдии Анна Михайловна Красильщикова. Считается, что именно она послужила прообразом горьковской Вассы Железновой. В 1894 году потомственная купчиха после смерти мужа преобразовала семейное дело в товарищество мануфактур «Анна Красильщикова с сыновьями», которое владело ткацкими фабриками в Костромской губернии. Фирменным товаром Красильщиковых был «черный хлеб» — особая черная ткань, не линявшая при стирке. После смерти основательницы семейное предприятие перешло к сыновьям Красильщиковой — Петру Михайловичу, Федору Михайловичу и Николаю Михайловичу.

Смирновы

8,7 млн рублей

винно-водочное производство и торговля

Век назад самым популярным товаром в России и самым популярным российским товаром в мире была «смирновская» водка.

Купец Петр Арсеньевич Смирнов в 1860 году основал свою винную лавку в Москве, а вскоре построил водочный заводик, к началу ХХ века превратившийся в одно из крупнейших предприятий в отрасли, — Смирнов продавал до 100 млн бутылок ежегодно. Смирновские водки и вина (более 400 наименований) пили в России все, начиная с царской семьи и кончая простым народом. Когда в конце XIX века была введена государственная «питейная» монополия, дела Смирнова пошатнулись, и «водочный король» вскоре умер, оставив тем не менее пятерым сыновьям и трем дочерям миллионное наследство. Его паи в товариществе перешли в равных долях к сыновьям. В 1902 году между наследниками возник конфликт и акционерно-паевая форма собственности в деле была ликвидирована. После 1917 года один из сыновей продал (как считают нынешние потомки Петра Смирнова, незаконно) право на использование фамилии американцам, которые превратили Smirnoff в мировой брэнд с объемом продаж более $1 млрд.

К.Т. Солдатенков

8 млн рублей

торговля

Потомственный купец Солдатенков прославился тем, что сумел стать действительным членом Императорской академии художеств — не за свои таланты, а за страсть к коллекционированию, а также за поддержку художников. От отца, известного московского купца-старообрядца, Козьма Терентьевич Солдатенков (1818–1901) унаследовал процветающую торговлю пряжей и ситцами. Он развил и приумножил семейное дело, а кроме того, занялся учетом векселей и стал крупным пайщиком многих фирм. Не слишком грамотный купец находил удовольствие в общении с деятелями искусства. Он специально купил особняк на Мясницкой улице (ныне — приемная министра обороны), а также имение в Кунцеве, превратив их в известные клубы творческой богемы, где бывали Аксаков, Чехов и др. Солдатенков также продвигал книги своих друзей-писателей в массы через собственное издательство. Но главной страстью было собирательство — его коллекция из 230 полотен русских мастеров была завещана Румянцевскому музею, сохранилось также собрание из 8000 редких книг и 15 000 журналов. Более четверти наследства Солдатенков завещал на благотворительные цели.

Коноваловы

7 млн рублей

текстильная промышленность

Эта династия была основана крепостным крестьянином-старообрядцем. Начав производить и продавать ткани в 1806 году, Петр Коновалов уже в 1820-х выкупился на волю за 2400 рублей и превратил свою мастерскую в «образцовое производство» Костромской губернии. К началу ХХ века семейным делом, преобразованным в паевое товарищество, руководил Александр Иванович Коновалов (1875–1948). Яркий представитель новой формации российского предпринимательства, он закончил физико-математический факультет Московского университета, стажировался в Германии, был музыкантом. Коновалов пытался достичь «социального мира» с пролетариатом — ввел на своих фабриках 9-часовой рабочий день, строил для рабочих жилье, школы, больницы. С 1905 года он включился в политическую деятельность. Политическая карьера Коновалова: один из лидеров партии прогрессистов — депутат Государственной думы — один из руководителей Центрального военно-промышленного комитета в годы войны — министр торговли и промышленности во Временном правительстве — и наконец заместитель Керенского. В октябре 1917-го Коновалов был арестован большевиками, выпущен под честное слово, после чего эмигрировал во Францию.

Прохоровы

6 млн рублей

текстильная промышленность

Династия московских текстильных фабрикантов получила своеобразное признание на родине: даже в советское время власти не пытались скрыть, что знаменитая столичная Трехгорная мануфактура — еще и Прохоровская.

За сто лет семейное дело, начатое монастырским крестьянином Троице-Сергиевской лавры, дало две самостоятельные ветви фабрикантов — одни Прохоровы владели Трехгорной мануфактурой, а другие, породнившись с известной купеческой семьей Хлудовых, — Норской (в Рязанской губернии). К началу ХХ века руководство Трехгоркой перешло к Николаю Ивановичу Прохорову, дипломированному юристу, при котором предприятие стало одним из самых известных в Москве и России. За выдающиеся успехи его владелец на Всемирной выставке в Париже 1900 года получил Гран-при и редкий в русском купечестве орден Почетного легиона. Родственником Прохоровых был первый русский чемпион мира по шахматам
Александр Алехин.

promo guslyanka october 7, 2014 22:05 44
Buy for 30 tokens
У России есть сердце. Троице-Сергиева лавра. А в сердце-лавре есть душа - Троицкий собор. И в этой душе-соборе есть святая святых - мерцающая серебром, окруженная горящими лампадами рака с мощами Преподобного Сергия Радонежского. С утра до вечера в соборе повторяется одна и та же растянутая в…