November 1st, 2017

promo guslyanka october 7, 2014 22:05 49
Buy for 30 tokens
У России есть сердце. Троице-Сергиева лавра. А в сердце-лавре есть душа - Троицкий собор. И в этой душе-соборе есть святая святых - мерцающая серебром, окруженная горящими лампадами рака с мощами Преподобного Сергия Радонежского. С утра до вечера в соборе повторяется одна и та же растянутая в…
Я-хиппи

Митингуй правильно! Как Сократ, Галилей и Христос



Правозащитники отмечают рост количества жалоб на нарушения прав участников митингов: сейчас они составляют десятую часть от примерно 8 тыс. жалоб россиян, находящихся в ЕСПЧ. В 2017 году в России наблюдается «гигантский скачок числа административных дел в отношении участников несанкционированных акций. За первое полугодие 2017 года, по данным статистики судебного департамента Верховного суда РФ, число привлеченных уже в 2,5 раза больше, чем за весь 2016 год (2119 человек за первые шесть месяцев 2017 года и 843 за весь 2016 год). Также произошла мобилизация жалоб в ЕСПЧ от участников митингов.

Обычно участники митингов подают жалобы на нарушение ст. 11 (свобода собраний и объединений), не упоминая ст. 10 (свобода выражения мнения), которая имеет более широкую трактовку: демонстранты ведь тоже выражают мнение. Чтобы в Страсбурге не возникло вопросов, надо правильно митинговать: важно, чтобы на демонстрациях действительно выражалось свое мнение. Например, в виде совершения каких-то действий. Тогда в случае несоблюдения прав можно подать в ЕСПЧ жалобу на нарушение не только права на собрания, но и права на выражение мнения.

Например, дело о нападении членов Национал-большевистской партии, впоследствии запрещенной, на приемную администрации президента России в 2004 году. В 2014 году ЕСПЧ вынес решение по жалобе участницы акции учительницы Евгении Тараненко, присудив ей €12,5 тыс. Другие же участники упомянутой акции НБП получали выплаты в €6 тыс. и даже в €1 тыс.

Тараненко - единственная участница, которая смогла пробиться до статьи 10. Тараненко в жалобе назвала себя политологом и сообщила, что участвовала в акции из научных соображений. Возник вопрос: являются ли научные исследования выражением своего мнения? Но все-таки она там участвовала действием: разбивала компьютеры, разбрасывала листовки. В итоге судья предложил митингующим заявлять свое мнение открыто: «Я все-таки призываю тянуться к идеалу Галилео Галилея и тех, кто ранее пострадал из-за выражения мнения,— это Сократ, в первую очередь, и потом Иисус Христос. Так что давайте ближе к классике».

Для самих заявителей всегда выгоднее обжаловать в ЕСПЧ нарушение двух статей Конвенции, а не одной. Такие решения более весомы и более выгодны в плане компенсаций.

Другое дело, что сами заявители могут уменьшить шансы на победу по ст. 10. Решение суда зависит и от позиции, которую они занимали в отделе полиции при составлении протокола и в суде первой инстанции. Если говорить, что проходили мимо, а вас задержали, то жалоба по ст. 10 неприемлема. Если участник протестной акции говорит в суде, что пришел на митинг выразить свое мнение, то он даже и без плаката выиграет дело в ЕСПЧ.
Я-хиппи

Манифестациям недостает свободы

Совет Европы раскритиковал принятые Россией после акций 2012 года поправки к закону о митингах.
По мнению комиссара Совета Европы по правам человека Нилса Муйжниекса, правовые нормы следует пересмотреть таким образом, чтобы участники мирных демонстраций не подвергались «неадекватному силовому воздействию» и не подпадали под уголовную ответственность.

«Право на мирные собрания, закрепленное в ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека, есть фундаментальное право и одна из основ демократического общества», — так начинается доклад, подготовленный Нилсом Муйжниексом. Он ссылается и на ст. 31 Конституции РФ, в которой также зафиксировано право граждан «собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование».

За отправную точку и своеобразный эталон комиссар Совета Европы взял федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» (далее — закон о митингах), вступивший в силу 19 июня 2004 года. В целом он, по оценке Нилса Муйжниекса, соответствовал общепризнанным принципам и нормам международного права. Прежде всего документ позволял гражданам собираться практически в любом удобном для них месте и не подвергал их угрозе преследования. Кроме того, он исключал возможность отказа со стороны властей в проведении заранее запланированного публичного мероприятия.

Такого понятия, как «получить разрешение», в законе не было, он лишь предписывал заранее — не раньше чем за 15 и не позже чем за 10 дней — уведомлять местную администрацию о времени и месте проведения митинга.
Впрочем, уже тогда Европейская комиссия за демократию через право (так называемая Венецианская комиссия) подвергла критике это положение о предварительном уведомлении.
Я-хиппи

Конституция по умолчанию

Законодателей надо обязать сдавать ежемесячно экзамен по Конституции - уж больно много они напринимали законов, противоречащих основному закону страны.

Так, Федеральным законом от 8 июня 2012 года №65-ФЗ были внесены ужесточающие поправки как в закон о митингах, так и в непосредственно связанные с ними статьи Кодекса об административных правонарушениях РФ. Образовавшийся между российским законодательством и нормами международного права разрыв расширился еще больше после вступления в силу 21 июля 2014 года — федерального закона №258-ФЗ. Прежде всего эти нововведения закрепили, по сути, разрешительный порядок проведения мирных собраний — вместо предусмотренного Конституцией свободного уведомительного.

Кроме того, субъекты России получили право запрещать проведение митингов там, где они «могут повлечь" или самостоятельно определять места для проведения митингов. Права устраивать публичные мероприятия лишились определенные категории граждан — осужденные за преступления против общественной безопасности, а также лица, два раза или более привлекавшиеся к административной ответственности за административные правонарушения.

Поправки к закону о митингах вводят градацию правонарушений. Штраф за самые безобидные из них предусмотрен в размере 10 тыс. руб. А если действия активистов причинят вред здоровью граждан или имуществу, он может составить 300 тыс. руб.