?

Log in

No account? Create an account

guslyanka

круговая оборона и порука


Сам себе психиатр
Я-хиппи
guslyanka

promo guslyanka october 7, 2014 22:05 44
Buy for 30 tokens
У России есть сердце. Троице-Сергиева лавра. А в сердце-лавре есть душа - Троицкий собор. И в этой душе-соборе есть святая святых - мерцающая серебром, окруженная горящими лампадами рака с мощами Преподобного Сергия Радонежского. С утра до вечера в соборе повторяется одна и та же растянутая в…

Трудно ли было поститься сто лет назад?
Я-хиппи
guslyanka


«Хлеб насущный» был необыкновенно дешев в старой Москве…
Фунт отлично выпеченного ржаного хлеба из муки без малейшей примеси стоил до первой революции всюду в Москве одну копейку. Это был так называе­мый кислый хлеб, тот самый черный хлеб русской де­ревни, что вызвал у народа благодарное признание: «Матушка рожь кормит всех дураков сплошь, а пше­ничка — по выбору». Другой сорт ржаного хлеба был сладкий. Он вы­пекался из той же муки, что и кислый, но был завар­ной, на солоде, и стоил в Москве в те же годы и по­всюду же на полкопейки дороже кислого — полторы копейки за фунт (примерно 400 г).

Не всем по карману была увесистая белая, так называемая фран­цузская булка, стоившая пять копеек, не всякому до­ступен был знаменитый московский большой калач из белейшей муки, мягкий, поджаристый, хрусткий и сто­ивший всего-то пятачок. Но ржаной хлебушка по ко­пейке за фунт был доступен всякому, даже наинич­тожнейшему и наибеспомощнейшему человеку в Мо­скве… <…>
Но хлеб без соли не едят. И соль эта, лучшая, баскунчакская, стоила в Москве двадцать копеек за пуд, в розничной продаже на две копейки отвешивали три фунта.

В любой пекарне никакому нищему ни один продавец не отказывал в даровом ломте черного хлеба: отказ в таком ломте считался бы делом зазорным и для про­давца и для хозяина, да и при дешевизне хлеба и нуж­давшихся в даровом хлебе было немного. <…>

Хлеб продавался всюду: пекарни (в них не держа­ли кондитерского товару) и булочные (с таким това­ром) были на всех крупных перекрестках. Самые зна­менитые из них были Филиппова (по всей Москве), Савостьянова (тоже) и Чуева (на Маросейке), но бы­ли и небольшие пекарни, например Прыткова на Раз­гуляе, славившиеся своим хлебом. Ржаной хлеб вы­пекался квадратными ковригами в пять и в десять фунтов весом. Верхняя корка посыпалась либо тми­ном, либо анисом.»

Ну а какие зарплаты были на Москве в начале прошлого века?
Городовой (полицейский сотрудник) получал 20 рублей жалованья, околоточный надзиратель - 50, рабочий - 37, кухарка - 8, фельдшер - 40, учитель начальной школы - 25, дворник - 18, старший дворник - 40, коллежский асессор (чиновник среднего класса) - 62, подпоручик (лейтенант) - 70, полковник - 325, тайный советник (высшего класса чиновник) и генерал - 500.

В моем городе дальнего Подмосковья зарплаты были ниже. Учителя и рабочие получали по 18 рублей. А эсдек на нелегальном положении из партийной кассы получал 13 рублей. Но эсдек обычно еще и подрабатывал коммивояжером (в сетевом маркетинге) фабрики Зингера. А на местных фабриках он недолго задерживался - увольняли за революционную пропаганду. Потому и переезжал из города в город.

Одевались неплохо! Местные рабочие на личных фото - в костюмах, галстуках и крахмальных воротничках, а женщины-работницы - в шелковых блузках и вологодских кружевах на голове. А у меня рука не поднимется купить воротничок из вологодского кружева за несколько тысяч рублей - не то что целый шарф!

На Москве поесть было чего! Редкий подмосковный крестьянин не торговал в столице своими продуктами и не мог позволить себе апельсины, шоколад и конфеты лучших московских фабрик.

Но бесправие было такое же! Рабочих полиция и военные отстреливали прямо на улицах. В России шла перманентная революция. И никаких монархических настроений не было. Это миф, что народ любил царя.

В моем очень русском, купеческом и фабричном, городе было некоторое число черносотенцев. Но это не рабочие! Мещане! Молодцы из мелких лавочек - родственники лавочников, с двумя классами образования.

В октябре 1905 года полиция инспирировала столкновение между демонстрантами под красным флагом и черносотенцами. Одному эсдеку разбили голову. В общем, поколотили друг друга. Но самое страшное случилось вовсе не на главной улице города. Прямо из дома вытащили двух революционно настроенных мальчиков, 16-ти и 18-ти лет, и истерзали. Теперь их именами названы две улицы. А на месте убийства сразу после революции поставили памятник - прямо возле тюрьмы.

Где же во время беспорядков была полиция? В церкви, на специально заказанном за успех "нашего дела" молебне.

И что же стало с городовыми? Да ничего хорошего. Не стоило ради не такой уж большой зарплаты оппонировать своим соотечественникам. Их надо было не натравливать друг на друга, а защищать. Пока не пришли совсем другие люди и не навели свои порядки - и для красных, и для белых.

Видите! Дело не всегда в еде! А в попрании человеческого достоинства. Расчеловечивать до бесконечности невозможно. И не рассказывайте больше про холодильник как главный индикатор народного довольства.

( http://drug-gorod.ru/cto-v-moskve-eli-pili/ )

Мужской костюм 14-го века
Я-хиппи
guslyanka