Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Я-хиппи

Елка как денежное дерево



Весь вечер буду наряжать елку.
Думаю, надо нарядить елку по фэн-шую. Например, повесить на нее конфетки и купюры. Жаль, что есть только рубли!

А вы наряжаете елку деньгами?
promo guslyanka october 7, 2014 22:05 49
Buy for 30 tokens
У России есть сердце. Троице-Сергиева лавра. А в сердце-лавре есть душа - Троицкий собор. И в этой душе-соборе есть святая святых - мерцающая серебром, окруженная горящими лампадами рака с мощами Преподобного Сергия Радонежского. С утра до вечера в соборе повторяется одна и та же растянутая в…
Я-хиппи

Чему служит благородный муж

Поэт Тао Юаньмин собирает хризантемы
Поэт Тао Юаньмин собирает хризантемыПоэт Тао Юаньмин

«Благородный муж, — учил Конфуций, — не служит двум князьям». Поэтому при смене династий ученые уходили в горы, чтобы читать старые стихи и писать новые. Исчерпав политику, мандарины становились отшельниками и называли себя «литерати».

В чужой среде литерати могут жить либо молча, либо перестав быть собой. Дело в том, что политика исключает условность, необходимую искусству, но пагубную для речей.

Несовместимость литерати с властью проявляет себя произвольностью убеждений. Политические взгляды выбирают сознательно, под гнетом обстоятельств. Вкусы рождаются невольно, и умирают они лишь вместе с нами.

Власть тут вроде ни при чем, но путь к ней меняет походку. Наверх идут, юля и оправдываясь, тщательно запоминая дорогу обратно.
Литерати не даются жесты, особенно те, что выражают непреклонную веру в свою победу.
Но истребить литерати нельзя, как нельзя стереть культуру. Она возрождается после анабиоза, словно замерзшая в арктических льдах инфузория.
(http://autotrepanation16.rssing.com/chan-8992340/all_p54.html)
Я-хиппи

Цветок полевой


А.Косничев. Монах

Человек сам по себе немощен, как цветок полевой: все его любят, и все его топчут ногами. Так и человек: иногда он в славе, а иногда в бесчестии. Но кто любит Бога, тот благодарит Господа за все скорби и пребывает покоен и в чести, и в поношениях.

© Силуан Афонский
Я-хиппи

Синие ковры из горечавки


Были за моим окном давно. В раннем детстве. На влажных лугах по правому низкому берегу речки. Чуть выше были остатки совхозного фруктового сада. И соловьи. И ласточки. И чайки. И даже кулики и утки. Залетали серые цапли и тетерева. Рай.
Теперь не так. И возлюбленный цветок - синий колокольчик, синий зверобогй, или горечавка! - уж нелегко найти. И даже лютик - редкость. И ромашки, и фиалки, и лиловые колокольчики.
Из-за реки не мычат больше коровы, не какурекают петухи.
Нет больше васильков во ржи. И ржи нет. И колосящихся пшеничных полей. И даже кукурузных.
Ничего не осталась.  И кто мы после этого?
Никто.


Лоуренс Альма-Тадема. Колокольчики